С «Кедрового» рудник начинался

02.04.2021

Дмитрий Львович ИвановАвтор книги «О геологах – с пристрастием», Почетный житель города Любовь Самохвалова принесла в редакцию «Вестей» рукопись дополненного издания. Презентация книги в новой редакции состоится в конце апреля в городской библиотеке и будет посвящена 125-летию образования Партизанска.

Хотя некоторым читателям уже удалось познакомиться с первоначальной версией, вышедшей в свет осенью прошлого года. Очень увлекательная и полезная книга! Но Любовь Васильевна, человек, стремящийся во всем дойти до совершенства, решила включить в новое издание дополнительные факты от геолога, ветерана Владимира Хитрова.
Всю книгу в газете, увы, не напечатаешь, но все же порадуем, благодаря автору, наших читателей наиболее увлекательными, на наш взгляд, отрывками. И начнем публикацию в канун Дня геолога. Ведь если не нашли бы в нашей местности, говоря старинным языком, рудознатцы, залежи угля, возможно и не было бы нашего Сучана-Партизанска на карте.
На Дальнем Востоке в 80-е годы 18 века уже имелись значительный военный флот Тихоокеанской эскадры, Добровольный флот, Сибирская военная флотилия, железная дорога и различные промышленные предприятия. В 1891 году было начато строительство Транссибирской железнодорожной магистрали сразу с двух сторон – от Урала и от Владивостока, а в 1893 году в Приморье открылось движение до Уссурийска, в 1897 году – до Хабаровска.
Для морской военной флотилии и для железной дороги необходим был свой уголь и в больших объемах. Импортный уголь Японии, Австралии, Англии, Германии и далекого Донбасса сильно бил по государственной казне. Зеленый свет «большому углю» дал сам император, заявив: «Пора нам на Востоке быть вне зависимости от иностранного угля».
В край были командированы высокообразованные геологи, горные инженеры из Петербурга, Донбасса, Екатеринбурга, Томска, Иркутска. Некоторые из них в той или иной степени были причастны к открытию, изысканиям и разработке Сучанского угольного месторождения в таежной глуши, которой и была в ту далекую пору горная падь, именуемая ныне микрорайоном Первой шахты.
Сучанский рудник. 1912 год«Общество изучения Амурского края» ставит перед собой задачу – изыскать в «новой стране» каменный уголь, пригодный для сжигания в топках судов и паровозов. С этой целью оно отправляет своего активного члена Василия Петровича Маргаритова в экспедицию: дабы проверить достоверность слухов о наличии ископаемых углей в долине реки Сучан. Летом 1888 года он снарядил экспедицию. Вдвоем с Кедроливанским подошли к устью реки Сучан. На небольшой парусной лодке поднялись до деревни Новицкое, где недалеко от села осмотрели яму с выходом выветренного угля и сажу в обрыве реки, которую показал им русский кузнец или некий китаец, который видел в тайге выход каменного угля. Углубили ее на один метр, как и предполагалось, обнаружили каменный уголь. Пласт тут же и назвали «Кедровый», поскольку он находился рядом с красивым, одиноко стоявшим кедром. В результате доклада Маргаритова на карте Приморской области появился новый экономический район – Сучанский каменноугольный бассейн.
Обнаружение угольного пласта требовало дальнейшего проведения полномасштабных геологических изысканий. Вот такая распространенная и, можно сказать, официальная версия открытия месторождения угля в долине реки Сучан.
В марте 1888 года горный департамент Приморской области с высочайшего соизволения направляет на Сучан специальную Южно-Уссурийскую экспедицию под руководством горного инженера Дмитрия Львовича Иванова. На проведение работ была выделена по тем временам огромная сумма – 80 тысяч рублей. Иванов и его друг и однокашник П. А. Акимов прибыли на место обнаружения угля, указанное Маргаритовым. Здесь и был пробит первый шурф, в котором появился пласт угля.
Уголь, на их взгляд, был сухой, беспламенный, очень твердый, с металлическим блеском, напоминающий антрацит — чистейший уголь высокой калорийности. Поблизости от шурфа Акимов заложил по пласту наклонную шахту «Кедровая». С глубины семи саженей углистый сланец был вытеснен углем. Одновременно с шахтой «Кедровая» в Оленьей пади была заложена штольня №1. Были пройдены первые 18 саженей длины, где по определениям толщина пласта достигла 0,50 сажени. Уголь был твердым, добывался крупными кусками и оставался таким до окончания проходки штольни.
В период 1889-1893 годов были вскрыты почти все рабочие площади Сучанского месторождения, включительно до Северного Сучана. Угольные пласты оказались пригодными для разработки промышленным способом, причем угли были полуантрацитовыми.
Первый сезон оказался для экспедиции крайне неблагоприятным по причине наводнения, зато следующие три года были весьма плодотворными. Активно развернулись горные работы, а проходили они в основном под руководством горного инженера П. А. Акимова. На Сучанское месторождение прибыло механическое оборудование из Москвы и Лондона.
Уже летом 1890 года сучанские угли испытали на крейсере «Адмирал Нахимов» и лодке «Маньчжур», а в 1891 году добытый разведчиками первый уголь в количестве 2500 тонн был успешно испытан на военных кораблях: транспорте «Маньчжур», крейсерах «Память Азова» и «Дмитрий Донской». При этом было выявлено, что пуд привозимого из Англии кардифского антрацита обходился казне в 38 копеек золотом, а добытый разведчиками такого же качества уголь пласта «Кедровой» – только восемь копеек за пуд.
В 1892 году по заказу моряков была осуществлена еще одна пробная добыча угля – две тысячи тонн. Испытания следовали неоднократно одно за другим.
С прибытием на Сучан штейгера Мариуца и поручика Карского с тридцатью рабочими, из нижних чинов, начинаются вспомогательные работы. В первую очередь приступили к проведению дороги от предполагаемого рудника у шахты «Кедровой» к ближайшей деревне Новицкое, на левом берегу Сучана, всего на протяжении девяти верст. Одновременно начали строить контору, избу для служащих, барак для рабочих на 40 человек, кладовую, продовольственный склад, кузницу, черную баню, конюшню и другие мелкие постройки. Все это и составило жилой и административный центр разведочного рудника экспедиции.
30 августа 1893 года работа экспедиции на Сучане была закончена. Для охраны рудника и оставшегося на нем горного оборудования Иванов оставил бывшего конторщика рудника Александра Николаевича Канаревского с двумя сторожами и лошадью.
Начальник первой государственной горно-геологической экспедиции на Дальнем Востоке Дмитрий Львович Иванов был человеком разносторонних дарований. Он проявил себя не только как крупный деятель и геолог, но и как географ, писатель и художник. В круг занятий его экспедиции входили не только горно-геологические работы в Сучанской долине, но и оценки угленосности всего Приморья, а также геологического строения края в целом. Поэтому включались и маршрутные геологические исследования, изучение месторождений железа, топографические съемки, с подробным описанием рельефа, изучалась растительность, проводились стационарные метеорологические наблюдения.
Жизнь быстротечна, суетна. Люди живут в большей степени в заботах о дне сегодняшнем, предавая забвению все, что ушло вглубь времен. Большая часть жителей Партизанска уже не помнит имя человека, давшего путевку в жизнь шахтерскому Сучану, не знают, что это он – Дмитрий Львович Иванов – оставил нам в наследство топографические названия ключей: Лозовый, Широкий, Кабаний, Олений, Остросопочный, Жилой, Семеновский, Центральный, Коркинский, Козий, Топкий.
Оказывается, это Топкий практически ежегодно после длительных проливных дождей мгновенно и бурно напоминает о своем существовании — в районе городского рынка и Центра занятости населения — наполняет «Чернушку» до краев, доставляя массу хлопот владельцам гаражей, погребов и расположенных вблизи огородов.
Замечательно, что Дмитрий Львович на своих географических картах сохранил имеющиеся в ту пору названия, которые им дали немногочисленные местные жители: речки Большая и Малая Сица, Сучан, горы Чандалаз и Сенькина шапка…
К моменту возникновения нового рудника вокруг него уже были многочисленные крестьянские поселения по левому берегу Сучана. Первые из них Владимирское и Александровское основали вятские малоземельные крестьяне. В 1868 году путешественник Николай Пржевальский в ходе изучения реки Сучан заглянул в обе деревни и посоветовал их обитателям, издерганным постоянными наводнениями, перебраться в места повыше, подальше от коварной реки. По его совету оба населенных пункта объединились в один — Владимиро-Александровское и удалились подальше на возвышенность.
Территория же правого берега реки Сучан в те далекие годы оставалась нетронутой. Из воспоминаний горного инженера Николая Александровича Буткина: «Окрестности будущего рудника были покрыты тогда вековыми лесами и густыми зарослями кустарников, и эти дебри были плотно заселены дикими животными: кабанами, козами, изюбрами. Водились и опаснейшие хищники: барсы и тигры. По таежным тропам можно было ходить только хорошо вооруженным людям и не в одиночку».
По первому донесению Иванова в газете «Владивосток» №3 от 21 января 1890 года было опубликовано объявление и. о. губернатора Приморской области: «На основании распоряжения господина Приамурского генерал-губернатора, сим объявляется, что разведка каменного угля во всем бассейне р. Сучан и в прибрежной полосе от пролива Стрелок до бухты Конгаузы, безусловно, воспрещаются всем вообще частным лицам, равным образом воспрещаются кому бы то ни было, разведки каменного угля в остальных местностях Южно-Уссурийского края, впредь до окончания горной экспедицией работ по изысканию каменноугольных месторождений, за исключением тех лиц, коим разрешена уже в том крае разведка этого минерального топлива». Как говорится, застолбили. Наше!

Продолжение следует…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.